ИНФОРМАЦИЯ ПОКАЗУХИ

Получите доступ к ХХХ разделам сайта!


Американец. Часть 1. Биография     Попытаться подобрать серию (одинаковое название и разные цифры в конце) к этой публикации
Разное > Люди

woodenfrog
+999
  Прислал: woodenfrog
   01 Февраля 2018
   Список публикаций woodenfrog   Добавить woodenfrog в избранные авторы   Фотолента woodenfrog 0
Версия для печати    Инфо и настройки  Мой цитатник
история,   россия,   человек  [все теги сайта]

В пяти верстах от Красногорья,
Деревни Ленского, живёт
И здравствует ещё доныне
В философической пустыне
Зарецкий, некогда буян,
Картёжной шайки атаман,
Глава повес, трибун трактирный,
Теперь же добрый и простой
Отец семейства холостой,
Надёжный друг, помещик мирный
И даже честный человек:
Так исправляется наш век!

…Он был не глуп; и мой Евгений,
Не уважая сердца в нём,
Любил и дух его суждений,
И здравый толк о том, о сём.
Он с удовольствием, бывало,
Видался с ним…

(А.С. Пушкин. «Евгений Онегин»)

Но голова у нас, какой в России нету,
Ночной разбойник, дуэлист,
В Камчатку сослан был, вернулся алеутом,
И крепко на руку не чист;
Да умный человек не может быть не плутом.
Когда ж об честности высокой говорит,
Каким-то демоном внушаем:
Глаза в крови, лицо горит,
Сам плачет, и мы все рыдаем.

(А.С. Грибоедов. «Горе от ума»)

«Долохов был человек среднего роста, курчавый и с светлыми, голубыми глазами. Ему было лет двадцать пять. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден. Линии этого рта были замечательно тонко изогнуты. В середине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что-то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и всё вместе, а особенно в соединении с твёрдым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица».

(Л.Н. Толстой. «Война и мир»)

Прообразом всех этих литературных героев стал один человек, современник Пушкина и Грибоедова, а Льву Толстому он приходился двоюродным дядей. Граф Фёдор Иванович Толстой по прозвищу Американец родился в 1782 году в Москве. Он был одним из восьми детей графа Ивана Андреевича Толстого и его жены Анны Фёдоровны, происходившей из рода Майковых. Род Толстых был в те времена, несмотря на знатность, относительно беден. Чтобы обеспечить своим сыновьям достойную карьеру, в роду Толстых было принято отдавать их на обучение в военное училище. Таким образом, Фёдор Толстой, как и оба его брата, получил школьное образование в Морском кадетском корпусе в Санкт-Петербурге. Уже в детстве Толстой обладал, по воспоминаниям современников, незаурядной физической силой, выносливостью и ловкостью. В то же время, у него уже тогда был непредсказуемый, даже жестокий характер. В кадетском корпусе он в совершенстве освоил стрельбу и фехтование, что сделало его крайне опасным противником на дуэлях. По окончании школы Толстой поступил в декабре 1797 года на службу в чине портупей-прапорщика в элитный Преображенский полк. В 1803 году, после того, как полковник Фёдор Дризен публично отчитал молодого графа за нарушение дисциплины (тот, узнав, что в России строится воздушный шар, захотел первым подняться в воздух, что ему и удалось вместе с конструктором Андре Жаком Гарнереном, которого граф бог знает как уговорил), Толстой... просто плюнул в полковника.

Дуэль, разжалование, крепость. Полковник Дризен тяжело ранен, и Фёдору грозит безрадостное будущее в солдатах. Но тут графу повезло, как непостижимо везло всю жизнь: его двоюродный брат и тезка (Фёдор Петрович Толстой, в будущем известный художник и скульптор) по странному стечению обстоятельств должен был уходить в кругосветное плавание, но страдал морской болезнью, да и вообще был далёк от путешествий. Тогда для того, чтобы Фёдора Ивановича избавить от наказания, а Фёдора Петровича от плавания, родные обоих Федоров выхлопотали замену одного Толстого другим.

Находившіеся на кораблѣ Надеждѣ:
…Принадлежавшіе къ свитѣ Посланника, Господина Камергера Николая Петровича Резанова:
…Гвардіи Порутчикъ Графъ Ѳеодоръ Толстой…
(Крузенштерн Иван Фёдорович. Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях «Надежда» и «Нева»)

В море, на «Надежде», одном из двух кораблей, отправившихся в поход, Толстой, не имеющий к экспедиции никакого отношения, целыми днями скучал и слонялся по палубе, предлагая встречным метнуть банк. В одном из портов он приобрёл самку орангутанга, которую наряжал то в моряка, то в офицера, чем вызывал безудержный хохот команды и хаос. На удивление всем, обезьяна слушалась графа, как опытного дрессировщика, повторяла его действия, обнимала, а он называл её то своей женой, то капитаном Крузенштерном.

Дисциплина на корабле разладилась, Крузенштерну это надоело, и Толстой, игнорирующий предупреждения капитана, был посажен на несколько дней под замок. Но первое, что он сделал, освободившись после ареста, это стал на глазах обезьяны комкать и пачкать чернилами бумаги. Затем, дождавшись, когда капитан покинет свою каюту, он впустил туда «жену», которая уселась за стол и стала методично уничтожать вахтенные записи на столе. Спокойный и добрый Иван Фёдорович Крузенштерн, увидя это, впал в ярость и в адрес Толстого более в выражениях не стеснялся...

Граф, конечно, потребовал удовлетворения, но капитан, ответственный человек, который вёл корабли императорского флота вокруг света, не хотел и не мог драться, а просто пересадил Толстого на «Неву» вместе со злополучной обезьяной. Но Толстого было уже не остановить, и он, решив ромом отметить «новоселье», споил корабельного священника (накануне несчастный пытался читать графу морали) и припечатал сургучом святейшую бороду спящего к палубе. Бороду пришлось отстричь. Матросы веселились – капитан мрачнел. Фактически Федор Толстой был теперь лидером у команды, и скоро ситуация достигла апогея.

Экспедиция остановилась у Маркизских островов, Толстой познакомился с туземцами, которые окружили корабль, предлагая кокосы, плоды хлебного дерева, бананы и прочее взамен на изделия из металлов.

Граф потребовал в парламентёры не иначе как самого короля, который не замедлил явиться – татуированный с головы до ног. Звали его Танега Кеттонове, и Толстой, запершись с ним и со своей обезьяной в каюте, целый день распивали ром, после чего король отдал распоряжение, и у корабля вскоре появилось несколько лодок, а в них – женщины-туземки.

Боясь бунта, капитан вынужден был поднять их на корабль. Вся команда предавалась оргии, а Толстой – большой любитель псовой охоты – швырял с борта в море палку и кричал Танеге «Апорт!», и его друг король прыгал за ней и, радостно скалясь, ловил в воде зубами. Татуировками (не пороховыми, а цветными, каких на большой земле делать не умели) графа покрывал командированный с берега мастер-туземец.

Хаос больше продолжаться не мог, и с графом решили поступить так, как на флоте издавна поступали с преступниками: ссадить на одном из островов, но не явно – иначе матросы взбунтуются, а как бы случайно. И во время очередной остановки Федора Ивановича «забыли», оставив ему ружье, мешок с солониной и обезьяну.

Толстой около года пробыл в Америке, объездил от скуки Алеутские острова, посетил дикие племена колошей (сами себя они называли тлинкит), с которыми ходил на охоту.

Его подобрало у Аляски торговое судно и доставило в Петропавловск, из которого Толстой добирался до Петербурга через Дальний Восток, Сибирь, Урал и Поволжье. С этих пор его и прозвали Американцем.

Возвращаясь к истории с высадкой Толстого на остров, следует отметить, что существует множество версий этой довольно путаной истории.

Крузенштерн, описывая своё плавание, пишет, что после прибытия кораблей на Камчатку
"поручик гвардии граф Толстой, доктор посольства Бринкен и живописец Курляндцев оставили корабли и отправились в Петербург сухим путем".

О причинах случившегося начальник экспедиции ничего не сообщает, а из его описания следует, что Толстой отправился в Петербург прямо с Камчатки.
Такой скупой рассказ породил множество слухов и рассказов с фантастическими деталями.

Наиболее подробным и правдоподобным выглядит рассказ Булгарина:

"Вмешавшись в спор Крузенштерна с капитаном Лисянским, Толстой довёл доброго и скромного Крузенштерна до того, что тот был вынужден оставить Толстого в наших Американских колониях, и не взял его с собою на обратном пути в Россию. Толстой пробыл некоторое время в Америке, объездил от скуки Алеутские острова, посетил дикие племена Колошей [это тлинкиты], с которыми ходил на охоту, и возвратился через Петропавловский порт сухим путем в Россию. С этих пор его прозвали Американцем. Дома он одевался по-алеутски, и стены его были увешаны оружием и орудиями дикарей, обитающих по соседству с нашими Американскими колониями... Толстой рассказывал, что Колоши предлагали ему быть их царем".

Оказаться в Американских колониях Толстой мог только вместе с Лисянским, на "Неву" которого Крузенштерн, очевидно, пересадил Толстого. Лисянский же или просто выполнил приказ Крузенштерна, или сам перессорился с Толстым и высадил его на берег.

Вот и поползли слухи один краше другого.

Мария Фёдоровна Каменская (1817-1898) рассказывает о том, что после проделки с орангутангом
"... Крузенштерн высадил Толстого на какой-то малоизвестный остров и сейчас же отплыл. Судя по рассказам Фёдора Ивановича, он и на острове продолжал бедокурить, живя с дикарями, пока какой-то благодетельный корабль не подобрал его - татуированного с головы до ног".

Грудев в своих записках ещё более красочен:

"На корабле наклонности Толстого скоро обнаружились, и он такую развёл игру и питье, что Крузенштерн решил от него отделаться. Сделана была остановка на Алеутских островах, все сошли и разбрелись по берегу. Сигнал к отъезду был подан как-то неожиданно; все собрались и отплыли, как бы не найдя Толстого. При нём была обезьяна; с нею он пошел гулять, а потом рассказывал для смеха, что первые дни своего одиночества он питался своей обезьяной".

Новосильцева слышала эту увлекательную историю от Нащокина, который и сам любил добавить увлекательных деталей, и у неё получилось такое описание:

"Крузенштерн высадил Толстого на остров, оставил ему на всякий случай немного провианта. Когда корабль тронулся, Толстой снял шляпу и поклонился командиру, стоявшему на палубе. Остров оказался населенным дикарями. Среди них Фёдор Иванович прожил довольно долго. Когда, бродя по морскому берегу, он увидел на своё счастье корабль, шедший вблизи, он зажёг костер. Экипаж увидел сигнал, причалил и принял его".

Правда, дальше Новосильцева пишет, что в день возвращения Толстого в Петербург Крузенштерн давал бал. Толстой якобы явился на бал и благодарил Крузенштерна за приятно проведённое на острове время.

Но Прасковья Фёдоровна Перфильева (1821-1887), дочь Толстого, в этом месте опровергает Новосильцеву, указав, что Фёдор Иванович прибыл в Петербург раньше Крузенштерна.
Вигель же вспоминает, что встретил Толстого летом 1805 года в краю вотяков (удмуртов). Вот как он описывает эту встречу:

"На одной из станций мы с удивлением увидели вошедшего к нам офицера в Преображенском мундире. Это был граф Ф.И. Толстой, доселе столь известный под именем Американца. Он делал путешествие вокруг света с Крузенштерном и Резановым, со всеми перессорился, всех перессорил и как опасный человек был высажен на берег в Камчатке и сухим путём возвращался в Петербург. Чего про него не рассказывали..."

Вигель также не удержался от описания внешности Толстого:

"Он поразил нас своей наружностью. Природа на голове его круто завила густые черные волосы; глаза его, вероятно от жары и пыли покрасневшие, показались налитыми кровью; почти же меланхолический взгляд его и самый тихий говор его настращённым моим товарищам казался смутным. Я же не понимаю, как не почувствовал ни малейшего страха, а напротив, сильное к нему влечение. Он пробыл с нами недолго, говорил самое обыкновенное, но самую простую речь вёл так умно, что мне внутренне было жаль, что он едет от нас, а не с нами".

Дома, принимая гостей, он одевался по-алеутски, и стены его комнат были увешаны оружием и орудиями дикарей. Когда Толстой бывал в свете, дамы, робея, просили его показать татуировки – он, усмехаясь, раздевался до пояса и с удовольствием демонстрировал разноцветные картинки. На руках – змеи, дикие узоры, а на груди – красно-синяя птица, сидящая в кольце.

Сразу же по возвращении в Петербург путешественника препроводили на гауптвахту. Из Преображенского полка графа перевели в Нейшлотскую крепость в гарнизон, что было почти равносильно разжалованию. Из Нейшлотского гарнизона Толстого смог вызволить во время Шведской войны в 1808 году князь Михаил Петрович Долгоруков (1780-1808), генерал и георгиевский кавалер, по просьбе которого Толстой был назначен к нему адъютантом. К слову сказать, граф и князь были «два сапога пара». Князь до войны был сослан в Пермь за некий дикий поступок, а перед возвращением из ссылки угостил пермских чиновников паштетом из своей датской собаки.

15 апреля 1808 года во время сражения под Иденсальме князь М.П. Долгоруков поручил Толстому с группой казаков помешать отступающим шведским драгунам разобрать мост, что и было исполнено.

В тот же день в присутствии Толстого и Липранди князь был убит пушечным ядром. Толстой помогал положить тело князя на доску и запачкался его кровью. Липранди пишет:
"Толстой решительно сказал, что не будет смывать кровь, которой он запачкался, подымая тело, пока она сама не исчезнет, и взял себе шпензер [т.е. мундир без фалд] князя".

Но так как запрет на въезд в столицы для Толстого ещё не был отменён, то ему разрешили только присутствовать на похоронах князя Долгорукова, и из документов следует, что "американец" вернулся в свой полк 18 октября 1808 года.

Вскоре князь Голицын, командующий российским корпусом в шведской войне, поручил Толстому с группой казаков исследовать пролив Иваркен. Толстой по льду пробрался до Годденского маяка и сообщил по возвращении, что хотя путь и труден, но у шведов в той местности нет достаточных сил. Это позволило Барклаю-де-Толли, новому командующему корпусом, с тремя тысячами солдат пересечь по льду Ботнический залив и захватить Вестерботнию, что привело к скорому окончанию войны.

Едва прекратились боевые действия, как Толстой принялся за старое, ещё в Финляндии. У него почти сразу же были одна за другой две дуэли, противоречивые сведения о которых до нас дошли в изложении Вигеля, Липранди и Булгарина.

Сначала Толстой стрелялся с капитаном генерального штаба Бруновым, насчёт одной из сестёр которого он неудачно пошутил. Эта дуэль закончилась смертью Брунова.

Вскоре состоялась дуэль Толстого с Александром Ивановичем Нарышкиным (1788-1809), сыном обер-церемониймейстера Ивана Александровича Нарышкина (1761-1841).

Вигель утверждает, что Нарышкин поссорился с Толстым из-за благосклонности какой-то местной дамы – дело было в Або.

Но Липранди и Булганин дают иную версию ссоры. Булгарин описывает, как офицеры играли в карты у Толстого, но почему-то [вероятно по ошибке] говорит, что дело было в Парголове:

"В избе было жарко, и многие гости по примеру хозяина сняли свои мундиры. Покупая карту, Н[арышкин] сказал гр[афу] Т[олсто]му:
"Дай туза".
Гр[аф] Т[олстой] положил карты, засучил рукава рубахи и, выставя кулаки, возразил с улыбкой:
"Изволь".
Это была шутка, но неразборчивая, и Н[арышкин] обиделся грубым каламбуром, бросил карты и, сказав:
"Постой же, я дам тебе туза!" -
вышел из комнаты".
[Шутка Толстого заключалась в другом толковании слов "дать туза", т.е. ударить; отсюда происходит слово "тузить".]
Приятели попытались примирить офицеров, и им даже удалось уговорить Толстого письменно извиниться перед Нарышкиным, но тот был непреклонен, заявив,
"что если бы другой сказал ему это, то он первый бы посмеялся, но от известного дуэлиста, который привык властвовать над другими страхом, он не стерпит никакого неприличного слова".
К тому же Нарышкин был близким приятелем недавно убитого Толстым Брунова.

Дуэль стала неизбежной, и когда противники стали на свои места, Нарышкин сказал Толстому:
"Знай, что если ты не попадёшь, то я убью тебя, приставив пистолет ко лбу! Пора тебе кончить!"
На это Толстой просто вынужден был ответить:
"Когда так, так вот тебе".

После чего он выстрелил и нанёс Нарышкину смертельную рану в пах. Нарышкин умер на третий день.

Когда Преображенский полк тронулся в обратный путь, из Петербурга пришло распоряжение разжаловать Толстого и вести его арестованным. У городской заставы его остановили и отправили прямо в Выборгскую крепость. 2 октября 1811 года он был уволен из армии в чине рядового и сослан в Калугу, где жил в своём имении.

Но грянула Отечественная война 1812 года, и Американец уже добровольцем в качестве ратника ополчения отправился на защиту Москвы.

На войне он организовал партизанский отряд, участвовал в Бородинском сражении и, по многим источникам, с безумной храбростью сражался. В отставку Американец ушел в чине полковника, покрытый ранами, увенчанный боевой славой, засвидетельствованной Михаилом Кутузовым, и с Георгиевским крестом на груди.

По окончании войны уволился из армии, поселился в Москве и, как многие ветераны-гусары, жуировал, играл в карты, кутил с цыганами, волочился за женщинами и делал всё это с чудовищным размахом. Кроме того, он принимал участие в дворянских собраниях, сам организовывал торжественные приемы, был в приятельских отношениях с Евгением Боратынским, Александром Грибоедовым, Василием Жуковским, Пушкиным, Михаилом Глинкой, Денисом Давыдовым, Александром Герценом, Петром Чаадаевым, Петром Вяземским и пользовался их уважением. Последний вспоминал, что граф Толстой обладал гипнотической способностью притягивать людей; был умён, как демон, и удивительно красноречив.

Год за годом Федор Иванович выигрывал огромные суммы и тут же спускал всё, устраивая роскошнейшие балы, коротая вечера с цыганскими таборами и давая в долг бессрочно. Свой большой дом он превратил в дом игорный и регулярно устраивал оргии. В один из таких вечеров Американец влюбился в цыганку – прелестную, по отзыву её современников, певицу – Авдотью Максимовну Тугаеву, увёз к себе, никуда не выпускал, а однажды, демонстрируя перед друзьями свою меткость, заставил её встать на стол и отстрелил ей из огромного дуэльного пистолета каблучок туфли.

В Английском клубе, где Толстой состоял как почетный член, «исправлять ошибки фортуны» означало быть изгнанным из элитного клуба, и тут граф играл честно, но однажды проиграл настолько огромные деньги, что, продай он всё свое имущество, не хватило бы и половины, чтобы рассчитаться с долгом. Его ждал позор – выставление фамилии на чёрную доску за неплатёж проигрыша в срок.

Толстой пустил бы себе пулю в лоб (карточный долг для любого дворянина был «долгом чести», а черная доска и исключение из Английского клуба унижением гораздо более страшным, чем разжалование в рядовые), если бы ему в очередной раз не повезло. Его цыганка, узнав, в чем дело, вывалила перед носом оторопевшего Американца кучу банкнот. На вопрос «откуда?» Тугаева ответствовала: когда граф выигрывал, то всегда кучу денег отдавал ей, а она, не говоря ему, всё прятала в течение пяти лет.

Фактически она спасла ему жизнь, ибо гордый Толстой без колебаний решил бы свою судьбу. Сразу же они обвенчались, домашние оргии раз и навсегда прекратились, таборная цыганка стала графиней, на которую Американец никогда больше не поднял ни голос, ни пистолет. По записям Льва Толстого об Американце в зрелом возрасте, «...Федор Иванович стал богомолен и суеверен потому, что его мучили угрызения совести. Он каялся, молился и клал земные поклоны, стараясь искупить преступления и свои жестокие поступки...».

Он мечтал иметь наследника, но все его дети или рождались мертворождёнными, или умирали в младенчестве. После смерти первенца он наложил на себя епитимью и не пил полгода. Не помогло – дети рождались и умирали, тогда Толстой достал свой блокнот с фамилиями убитых им на дуэлях и теперь после каждой смерти ребенка вычеркивал очередную фамилию из блокнота. Он был уверен, что причина проклятья продолжения рода в его бессмысленных дуэльных убийствах.

Когда умер его одиннадцатый ребенок – талантливая дочь Сарра умерла в 17 лет (она писала стихи, на которые благоприятные отзывы давали Белинский и Герцен), Толстой в блокноте записал «в расчёте», и двенадцатое дитя, дочь Прасковья, дожила до старости.

...Умер Американец в 1846 году, шестидесяти четырех лет, почти не болея перед смертью, в присутствии верной жены и дочери, так и не дождавшись наследника. Исповедь продолжалась несколько часов, и священник, исповедовавший его, говорил, что редко он встречал такие большие грехи, такое искреннее раскаяние и такую веру умирающего в милосердие Божие...

Фёдор Иванович Толстой похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Могила его сохранилась до сих пор.

Этот checkbox служит для того чтобы отметить
несколько фото в публикации (если например понравились только
2 фото из 20). Используется в:
- добавить в заметки
- послать другу по e-mail
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
  Кликните на картинку, чтобы изменить её размер
Понравилось? Поделись с друзьями:
поделиться публикацией на vk.com  поделиться публикацией на facebook  поделиться публикацией в twitter поделиться публикацией в Google+  отправить другу по e-mail
Комментарии пользователей ( Добавить комментарий к публикации   Добавить комментарий к публикации )
  • +999
    Гевара  [12] 01-02-2018 05:29   Пожаловаться      За комментарий:
    Не понравился комментарий +3 Понравился комментарий
    Когда я по малолетству мотал срок в детском саду общего режима "Светлячок" у нас там пацаны пели:
    Один американец засунул в жопу палец
    И думал, что он заводит патефон!

Альтернативные названия публикации ( Добавить свою версию названия для этой публикации Я придумал более подходящее название к этой публикации)

Жалобы ( Добавить жалобу на публикацию Сообщить о нарушениях правил в этой публикации)

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10   11 12 12!
Pokazuha.ru
многим понравилось
..
Pokazuha.ru
многим понравилось
..
Pokazuha.ru
многим понравилось
..
Pokazuha.ru
многим понравилось
..
Еще...
 
Текущая лента: Лента новинок раздела 'Разное > Люди'
сменить ленту

поделиться публикацией на vk.com  поделиться публикацией на facebook  поделиться публикацией в twitter отправить другу по e-mail  поделиться публикацией в Google+  отложить публикацию в Мои заметки


Почитать эротические рассказы на Stulchik.Net





ИНФОРМАЦИЯ ПОКАЗУХИ

Разделы XXX, Эротика-необычное-шокирующее, Эротика-видео, Эротика-личное-ХХХ доступны только VIP-пользователям!




pokazuha.ru НЕ является открытым ресурсом. Копирование материалов запрещено. Разрешены ссылки на публикации.
Ссылка: http://pokazuha.ru/view/topic.cfm?key_or=1371112
HTML: <a href="http://pokazuha.ru/view/topic.cfm?key_or=1371112">Американец. Часть 1. Биография </a>
ВВcode: [URL=http://pokazuha.ru/view/topic.cfm?key_or=1371112]Американец. Часть 1. Биография [/URL]


 
 


 
   РЕДАКТИРОВАНИЕ названия,содержания, подписей к картинкам